Наш Край-Путешествуем по Украине

Мы ничего не продаем - мы предлагаем активный образ жизни!

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная Волынская область в зеркале прессы Волынь — Incognita. Наталья МЕЛЬНИК, «День» №201 07.11.2003

Волынь — Incognita. Наталья МЕЛЬНИК, «День» №201 07.11.2003

Волынь — Incognita. Наталья МЕЛЬНИК, «День» №201 07.11.2003


Князь Владимир, Нестор Летописец… и это всего лишь две великие личности из большого списка, которых предание связывает с историей зимненского монастыря
Костел в Олыке: выражение «ношенный шик» уместно в моде, но не по отношению к памятникам архитектуры
В антураже замка Любарта во время рыцарских боев не по случаю одетыми кажутся именно люди в современном «убранстве»
Свято-успенский кафедральный собор во Владимир-Волынском
Замкок Любарта, анфас. облюбован теми, кто только что из загса

Как-то раз губернатору Волыни Анатолию Французу довелось услышать словосочетание «Луцкая область». Сложно понять, как автор этого высказывания сочетает желание наладить деловые связи в регионе со столь низким уровнем осведомленности о нем. Однако тот факт, что о Волыни — во всяком случае, Волыни туристической — недостаточно знают даже соотечественники, приходится признать. Знают, конечно, неповторимые Шацкие озера с их главной жемчужиной края — Свитязем. Не знают — об уголках области с их нехожеными лесами, о многочисленных памятниках архитектуры маленьких волынских городов, которые зачастую представляют ценность не только в украинском — в мировом масштабе.

Состоявшийся пресс-тур по области, организованный местными властями и Государственной туристической администрацией, а также отборочный этап V Международного фестиваля туристических фильмов «Вітер мандрів» призваны, как любит говорить главный турист страны Валерий Цыбух, «удалить белое пятно с туристической карты Украины». О том, что налаженная информационная деятельность дает плоды даже в украинских туристических реалиях, говорят и цифры: за минувший год Херсонская и Тернопольская области благодаря саморекламе увеличили посещение этих краев, соответственно, на 37 и 76%. У Волыни в этом плане все только начинается. Однако и Анатолий Француз, и Валерий Цыбух дали на совместной пресс-конференции столичным и местным СМИ обещание, что туризму в этом чудном крае как одному из основных факторов «облагораживания» области и улучшения благосостояния ее жителей — просто необходимо быть. А пока — о том, что за четыре дня пресс-тура поразило больше всего….

О НАСЛЕДСТВЕ РАДЗИВИЛЛОВ И ГЕРБАРИИ ИЗ БУРЬЯНОВ

Один из знаменательных пунктов Киверцевщины — древнее, ныне — небольшое село, а ранее — город, соревновавшийся по богатству и численности жителей даже с Луцком — Олыка. Месторасположение на важном торговом пути уже является залогом процветания. Кроме того, литовские князья Радзивиллы, завладевшие этими землями в XVI столетии, были прямо заинтересованы в росте экономики города, поскольку, соответственно, росло и их благополучие. В 1564-м «образцовое частнособственническое имение» получает Магдебургское право; несколько ранее, в 1558 м, начинается история одного из главных ныне украшений городка — княжеского замка.

Конечно, нынешний вид дворец приобрел значительно позже: в конце 50-х годов XVI века тогдашнего владельца Олыки, князя Николая Черного, интересовало возведение фортификационного сооружения — с валом и четырьмя бастионами, где «на случай чего» (а случаев в те времена было предостаточно) хранилось около двух десятков различного калибра пушек, сера, 45 мушкетов, более семисот пуль к ним и другое оружие. Упомянутый арсенал был конфискован в 1706 м российским царем Петром Первым в пользу его армии. Правда и то, что в это время многие форты, расположенные на территории Украины, уже утратили свое оборонное значение. А в 60-х годах XVIII столетия в результате перестроек замок окончательно приобрел черты «мирной» княжеской резиденции.

Украшением города служат и величественный костел Петра и Павла — самое древнее кирпичное сооружение на Волыни, возведенное в 1450-м, очевидно, для католических переселенцев с запада, а также — костел Святой Троицы и оставшаяся в «живых» небольшая часть былых городских укреплений — Луцкие ворота.

В общем, красиво. Вот только... несказанно печально. Хотя подобное настроение вполне может посетить не только здесь, в Олыке. Дело в том, что, проинспектировав одно только архитектурное наследие Украины, запросто можно перестать завидовать вояжам коллег и знакомых по «германиям-франциям». Вот только, узрев состояние родного исторического наследия, сразу становится понятно, почему в «забугорье» едут массово. И замок Радзивилла, что в Олыке, — тому наглядный пример: сооружение просто в болезненном состоянии — до сих пор не решен вопрос, куда переместить расположенную там психиатрическую больницу...

...В еще одном музейном селе — Рокинях Луцкого района — повеселей: может, дело в том, что музейная экспозиция помоложе (заложили в 80-х годах прошлого столетия). Хотя, быть может, и в том, что сравнивать финансовые условия содержания столь разных по характеру памятников вряд ли возможно. Как бы там ни было, однако 25 лет тому назад в Рокинях началось строительство агропромышленного городка, обитатели которого не просто трудились на благо сельского хозяйства, но и делали это со вкусом: было разбито несколько парков, один из которых — дендропарк — стал памятником общегосударственного уровня. Тогда же возник и «АПК-музей»: он не просто традиционно рассказывает, какими орудиями труда пользовались далекие, и не очень, предки (от палеонтологических находок до предметов быта крестьян начала XX века), но и дает массу познавательной, а для непосвященного в тайны сельского хозяйства — даже забавной информации. В музее можно взглянуть на собранный гербарий бурьянов, произрастающих среди свеклы или озимой пшеницы; узнать, как делили землю в начале прошлого столетия православная церковь и местные крестьяне или каков был удой молока на одну корову в 37-м году. По поводу 37-го... Расписанная по годам жизнь украинского крестьянства в советские годы на архивных фото тех лет, рукописных документах, постановлениях правительства, статистике впечатляет, вплоть до появления животного страха

Местный скансен (музей под открытым небом), где собрана архитектура села былых времен… Мельники, если кто не знает, по народным поверьям, дружили с нечистой силой (не каждому смертному, очевидно, дано словить ветер). А кузнецов очень даже уважали: помимо того, что кузнец по совместительству подрабатывал местным парикмахером и «стоматологом», он являлся для села еще и СМИ местного уровня. Поскольку кузницы, как правило, стояли на околице, там оседали все новости от проезжих. Обо всем этом можно узнать в скансене непосредственно в самой кузнице, перевезенной в музей из села Гута-Лисовская, или «под куполом» мельницы, где заодно и вникнуть в технологию работы ветряка. Но познавательной экскурсией дело не закончится: как можно уехать, когда под сенью деревьев среди патриархальных «хатынок» уже дымится ароматный кулиш, а местные музыканты подтягивают струны на инструментах? А чтобы после сытного угощения, как говорят, «не завязывалось сало», можно устроить себе ободряющую прогулку на лошадях. И только после этого уже можно и «на коня», да и, собственно, «по коням». По своим туристическим автобусам, то есть.

ПОДСОБНОЕ ХОЗЯЙСТВО КАК… КАТЕГОРИЯ ТУРИЗМА

Наверное, главное достоинство типичного волынского пейзажа — то, что, в отличие от многих других уголков отечества, рамки туристического сезона здесь не так жестки: колоритные, словно из сказки, волынские леса одинаково хороши как летом, так и зимой. Журналистский десант «выгрузился» возле расположенного в лесной гуще санатория матери и ребенка «Пролисок» (с. Гремьяче Киверцевского района) в тот момент, когда сосновый бор, давно уже миновав земляничный и черничный периоды, подошел к ежевично-грибной поре. Так что собирательством и рыбной ловлей (возле санатория раскинулось большое озеро) заниматься постояльцам «Пролиска» сам Бог велел, а зимой невозможность пойти за ягодами вполне успешно заменяют в санатории лыжными или конными прогулками. Удивительно, где только берется на все время, ведь перерывы между пятиразовым приемом экологически чистой (из продукции собственного подсобного хозяйства) пищи и процедурами стараются насытить максимально: пока дети заняты на спортивных и игровых площадках, в библиотеке, видеозале или зооуголке санатория, взрослые могут, к примеру, попарить кости в местной сауне. Уже не говоря о возможностях для тех и других, помимо лечебных процедур (борются здесь с заболеваниями эндокринной и нервной систем, органов дыхания и пищеварения, болезнями опорно-двигательного аппарата и т. д.), испытать на себе целую серию терапий и расслабляющих массажей. Своей особой гордостью курорт считает источник лечебной воды, аналогичной применяемой на всемирно известном курорте Карловы Вары.

О подсобном хозяйстве следует сказать несколько отдельных слов. Тому, что даже в тех номерах санатория, которые не носят гордого названия люксов и полулюксов, созданы человеческие условия проживания; тому, что в прошлом году «Пролисок» был аккредитован по высшей категории, в значительной степени способствовало ведение работниками санатория этого самого хозяйства. Так уж сложилось, что дирекция учреждений, подобных «Пролиску», зачастую действует по формуле: человек едет на курорт в первую очередь поправлять здоровье, а значит, состояние номеров — дело второстепенное, главное — наличие уникальных методик лечения. При этом начисто забывая о том, что психологический эффект, произведенный какой-нибудь ароматерапией, можно запросто свести к нулю, если вода в номере подается из ржавого крана и по графику, а дверцы шкафа каждый раз норовят накрыть постояльца с головой.

Такая ситуация, с одной стороны, объяснима: средствами санаторно-курортные заведения бюджет преимущественно не балует, и это на фоне того, что часть постояльцев — представителей бюджетной сферы — принимать приходится бесплатно. Однако в «Пролиске» с этими «но» борются: арендовав кусок земли, выращивают фрукты-овощи, сами производят мясо — санаторий держит около 80 свиней, пекут хлеб, тем самым снижая затраты. А высвободившиеся (благодаря разнице между рыночными ценами и себестоимостью продукции, произведенной в санатории) бюджетные средства и используют на облагораживание номеров и территории. Вот такой трудоемкий, однако же и мудрый выход из положения, который привел к тому, что наплыв желающих здесь отдохнуть нередко превышает человекоемкость «Пролиска» — принять санаторий может около 250 человек.

ВЛАДИМИР-ВОЛЫНСКИЙ ЗАПОВЕДНИК: «САПОЖНИК БЕЗ САПОГ»

Луцкая дорога, ведущая к Владимир-Волынскому, необычайно извилиста. Говорят, из-за владельцев окрестных богатых земель, не пожелавших при прокладке тракта их продавать: дороге пришлось обходить многочисленные имения. Но проделать сложный путь все-таки стоит: не так много городов на Волыни могут похвалиться такой древней и насыщенной историей. По легенде, основал город сам великий киевский князь Владимир Святославович, нарекший его сначала на языческий лад Лодомиром, а впоследствии, в 988-м, сменивший его название на Владимир. Одним из первых памятников архитектуры того времени была обеденная церковь-ротонда Святого Василия, построенная, согласно поверью, за один день дружинниками Великого князя в честь победы над белыми хорватами. К сожалению, печально известный 1241 год, когда татарские войска прошли и по волынской земле, церковь не пережила, однако невдалеке от памятника в конце XIII века, то есть во времена существования могущественного Волынско-Галицкого государства, воздвигнуто другое уникальное сооружение — Свято-Васильевский храм-ротонда, сохранившееся и поныне. Церковь, имеющая фундамент в форме восьми лепестков, не имеет прямой аналогии в мире. Ее возникновение связывают с мастером владимирского зодчества Олексой — единственным архитектором, удостоившимся чести быть упомянутым в Галицко-Волынской летописи. Сегодня церковь соседствует с парком «Славянским», который заслуживает не меньшего внимания, нежели древняя святыня: без преувеличения, — даже в славящейся своими памятниками садово-паркового искусства столице похожий следует еще поискать.

Воистину, Владимир-Волынский — рай для любителей старинной архитектуры. Заслуживает внимания Собор Рождества Христова 1718—1755 годов. Нынче — храм православный, хотя по- католически двухкупольный. Ведет свою историю с XII века и Свято-Успенский кафедральный собор. Правда, об изначальном варианте храма здесь практически ничего не говорит, поскольку он претерпел значительные изменения. К примеру, из-за реконструкции собора последним униатским епископом, задумавшим прорубить новый ход, завалился купол. Более ста лет после этого храм простоял в запустении (здесь проросли деревья и даже содержался скот), пока на реконструкцию — во времена, когда эта территория уже стала российской, — не пришли 30 тысяч золотом царского займа.

Естественно, это всего лишь пара пунктов из большого перечня владимир-волынских памятников. Стоит еще упомянуть о главной святыне, расположенной близ города с селе Зимное, — Святогорском Святоуспенском монастыре. Старинные предания и летопись относят возникновение обители к концу X — началу XI столетия: посадивший на Волынский стол своего сына Всеволода, князь Владимир не только возводил здесь оборонные валы (фрагмент одного их них сегодня действительно сохранился в районе монастыря), но и уделял внимание возведению сакральных сооружений. Так, в частности, он подарил в Богородицину церковь, сооруженную на реке Луге (где ныне и находится монастырь), образ Божьей Матери, которым венчал его и греческую царевну Анну Константинопольский патриарх Николай II Хрисоверг. Ныне чудотворную икону Святогорской обители принято считать той самой, Владимирской.

Серьезно пострадал монастырь в 20-х годах XVIII столетия, когда волынский староста, католик Михаил Чацкий, приказал превратить храм в костел. По легенде, староста, разоривший монастырскую усыпальницу и сорвавший, глумясь, с Чудотворной иконы драгоценные покровы, ослеп и через три года умер. С тех пор эта кара — лишаться зрения за три года до смерти — постигала всех потомков М. Чацкого, говорит предание.

А в 1978-м — после того как здания монастыря послужили и складом для машинотракторных запчастей, и резиденцией сельсовета, вдруг было решено памятник старины спасать, один из проектных институтов даже разработал соответствующий план. Правда, задумка была своеобразная: устроить здесь зону отдыха с увеселительными заведениями… Налаживаться жизнь монастыря стала в начале 90-х с освещения погоста епископом Луцким и Волынским Варфоломеем, а через год сюда пришли две корецких монахини. В 92-м Крестным ходом сюда была перенесена гробница с частицами святых мощей, а в 95-м — в монастырь вернулась чудотворная Зимненская икона. Один из наиболее частых гостей обители — украинский Президент.

Если верить статистике, озвученной руководством Владимир-Волынского, жизнь этого небольшого приграничного города (в 15 и километрах — Польша) депрессивной не назовешь: почти все местные предприятия (сахарозавод, молочный и консервный заводы, мебельная и швейная фабрики и т.д.) работают, 95% населения — занято. Культурная жизнь города вроде бы тоже не страдает: у Владимир-Волынского тесные связи с украиноязычным населением Польши, здесь проводятся различного рода акции — к примеру, Международный фестиваль молодых исполнителей или Международный пленэр художников. Чего не скажешь о сфере туризма. По большому счету, приезжающих сюда даже негде принимать: в городе — всего один небольшой отель с не Бог весть каким качеством услуг. Но даже его обустройство за счет городской копилки невозможно — бюджет всего не «потянет». Правда, здесь разумно посчитали, что выходом из положения может быть продажа гостиницы с аукциона. Однако для города, обладающего таким количеством достопримечательностей и статусом историко-культурного заповедника, этого чрезвычайно мало. И уж вовсе нелогичным кажется то, что на владимир-волынских памятниках зарабатывают все, кроме самих «аборигенов»: фирм, работающих на туризм города, здесь нет вообще.

«КОЛОДЯЖНОЕ — ЭТО ЗНАЧИТ «ДОМА»

Давняя традиция Устилужской музыкальной школы — заслушивать отчетные концерты ее воспитанников в местном Доме- музее. Так здесь принято отдавать должное таланту бывшего владельца дома, который еще при жизни был возведен в ранг классиков XX столетия, — композитору Игорю Стравинскому. Маленький приграничный городок Владимир-Волынского района великий соотечественник считал «райским уголком для творчества»: здесь в 1907 году по собственному проекту композитора был построен дом для его семьи. Через семь лет Стравинский уедет отсюда и больше никогда не вернется. На имени композитора, признанного всем цивилизованным миром, в постановках балетов которого танцевала великая Анна Павлова, а декорации к ним писали Рерих, Пикассо и Бенуа, до 1962 года в Советском Союзе лежало табу. Через 48 лет разлуки с родиной Стравинскому позволили побывать в Москве и Ленинграде, однако в Устилуг его так и не пустили. В ответ композитор отказался дать концерт в Киеве. Сам дом пережил две мировых войны, а все те же советы — не смог: под лозунгом «мелиорация — любыми средствами» усадьбу перестроили под жилье для семей мелиораторов. Выжили — рояль великого композитора, липовая аллея, посаженная его руками…

…Село Колодяжное Ковельского района ежегодно посещает до 30 тысяч человек — проведать музей-усадьбу, где вместе со своей семьей провела детские годы и юность Леся Украинка. Вынужденная через 15 лет оставить это место, куда семья Косачей переселилась в 1882-м из Луцка, поэтесса тем не менее постоянно его вспоминает в письмах: Колодяжное — это значит «дома», все остальное — «временное, случайное, не свое». В 1907-м поэтесса — из-за резкого ухудшения состояния здоровья и личных обстоятельств — в последний раз побывала здесь. Во время войны проданный до этого Лесин, «белый», домик (построенный семьей специально для поэтессы) был полностью разрушен немцами, «серый», отцовский, — разобран его владельцем и перенесен в другое место.

Еще в 44-м волынская газета ставила вопрос о восстановлении Лесиного дома, а в 1949-м в одной из комнат отремонтированного здания заработал музей. В 63 м была открыта литературная экспозиция в отстроенной копии отцовского домика, а в 80 м, в помещении нового Литературного музея, — экспозиция, которая раскрывает жизненный и творческий путь поэтессы. Здесь представлены мемориальные вещи семьи Косачей (с чем очень помогла музею внучка Лесиной сестры Изидоры Ольга Драгоманова, передавшая около сотни предметов), прижизненные издания произведений, фотографии, предметы быта и этнографии Волыни. Над художественным решением «белого» и «серого» домиков (витражи, реставрация мемориальных вещей и мебели, гобелены, светильники) работала группа львовских художников. Судя по всему, работала, шестым чувством уловив ту особую интеллигентную атмосферу, витавшую в доме Косачей. Все здесь дышит «высоким стилем», а хозяева… Только что отпили чаю из чашек дорогого фарфора и вышли прогуляться в свой яблоневый сад…

БЕРЕГА СВИТЯЗЯ: В ОЖИДАНИИ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Что объединяет венгерское озеро Балатон, польское Снярдвы, голубоглазый карпатский Сыневир и… Азовское море? Во-первых, конечно, известность. А во-вторых — то, что по глубине эти водоемы оставил далеко позади себя «украинский Байкал», как порою называют озеро Свитязь.

В свое время красавицам Варшавы, как говорит предание, поставляли из Свитязя воду для ванн. И дело не только в ее необычайной чистоте (на восьмиметровой глубине еще просматривается дно!) — воды озера богаты одной из главных составляющих многих косметических средств, глицерином. А с 1956-го к достопримечательным нюансам добавился еще один — в водах Свитязя искусственно завели «водяной женьшень»: такое поэтическое название дали угрю его почитатели- японцы. Понятно, что имидж этой змеевидной рыбке создали не так его уникальные жизненные качества (как известно, нерестится угорь в Саргассовом море, а для того, чтобы достичь цели, готов часть пути проделать по суше), как его деликатесное мясо. Недаром и сравнение с женьшенем, если кто знает свойства, приписываемые растению… Навряд ли, конечно, весь тот килогораммообъем, который продается на шацких рынках, добыт цивилизованным путем, но это вопрос, скорее, к местной рыбинспекции. Не факт, правда, что и, к примеру, киевский угорь выловлен и привезен с разрешения соответствующих инстанций… Но то, что в районе Шацка стоит рыбка раза в три-четыре дешевле, нежели в столице, — факт, причем неоспоримый. Иное сопровождение холодному пиву еще стоит поискать…

К счастью, от чудовищной затеи советских времен — сооружения атомной станции, в которой уникальному озеру отводилась функция охладительной системы, — в свои годы отказались. Нынче Свитязь, в котором максимальная температура воды в июле-августе составляет 24,5 градуса, остужает жар тех 17 тысяч человек, которые ежегодно прибывают в Шацкий национальный природный парк (а это, помимо Свитязя, еще 23 озера, а также леса; общая площадь фонда составляет почти 49 тысяч гектаров). Принимают здесь круглый год: зимой водоемы ничуть не хуже, нежели летом. В районе Шацких озер расположены около 70 баз, а летом работают три палаточных лагеря. Посреди озера — небольшой кусочек суши, который прозвали островом влюбленных…

Что касается сервиса… Мало пока его как на Свитязе, так и в районе других озер Шацкого бассейна. Де-факто Шацкий район — это курорт; об этом говорит и количество построенных здесь баз, и то, что практически все село Свитязь (расположенное, соответственно, на одноименном озере) живет за счет того, что принимает постояльцев, а 40% бюджета района формируется именно благодаря вышеупомянутым 17 тысячам приезжающих. А вот де-юре… Из указанного количества баз пролиценцзированно только три, лишь 50 из около пятиста усадеб зеленого туризма оказывают услуги профессионально, то есть всех остальных госбюджет просто не видит.

О том, чтобы местные базы отдыха стали рекламировать себя через турфирмы, и вовсе говорить не приходится. Хотя это, наверное, объяснимо: заявление о себе — прямой «звоночек» к приходу злого налоговика. Ведь туристический бизнес не только в этом регионе, но и во многих других точках Украины держится на формуле — «по старой памяти». То есть мы, отдыхающие, едем в то место, которое не первый год знаем или которое нам подсказали, и соглашаемся на минусы проживания в обмен на те плюсы, которые дает природа или иные достопримечательности определенного края. Они, держатели баз, уверены, что ради этих самых плюсов в любом случае приедут — и на любых условиях. И в ситуации, когда цивилизованные взаимоотношения бизнеса с государством установить нет никакой возможности, за хозяевами этих, с позволения сказать, туристических объектов, к сожалению, последнее слово. На берегу Свитязя довелось увидеть лишь один-единственный домик, который соответствует понятию «отдых с комфортом»: посреди массы развалюх советского образца высится двухэтажный европейский сруб, хозяева которого, по понятным причинам (одна из которых — цивилизованная стоимость человекосуток), не имеют проблем с клиентами ни зимой, ни летом. Другие, правда, эти проблемы пока также знают мало. Именно потому, что, как говорилось выше, сервис на просторах живописных Шацких озер выбирают по принципу «за неимением», ведь природа заповедника того стоит. Еще одно удивительное и малопонятное открытие: с учетом упомянутой бюджетной наполняемости за счет туризма сложно объяснить отсутствие среди руководящих органов района отвечающий за данную сферу. Хотя последнее вполне объясняет существование на берегах водоемов домиков «на курьих ножках«…

НЕ «ЛУЦКАЯ ОБЛАСТЬ»

Замок Любарта (его строительство началось в XIII столетии) сегодня служит одним из главных украшений Луцка. Как нельзя лучше вписываются в архитектуру замка рыцарские бои, конкурс на определение лучшего менестреля и смотр древних нарядов — на подобные мероприятия со всех уголков Украины люд стекается сюда несколько раз в год. И не только любители истории — у местных молодоженов считается долгом посетить после официальной церемонии старинный замок.

Рядом — необыкновенной красоты Костел святых Петра и Павла, при строительстве которого как образец были взяты работы итальянских мастеров. Купола сооружения несимметричны — говорят, градоначальник тех времен просто подписал оба предлагаемых проекта строительства, поэтому было решено внедрять сразу два архитектурных решения. Однако такой подход лишь добавил величественному зданию шарма. Заслуживает внимания и Свято-Троицкий кафедральный собор — бывший монастырь бернардинцев, реконструированный в прошлом веке как военная православная церковь.

В общем, чуден и Луцк, да и вся Волынская область не только при тихой погоде: наверное, если в регионе одинаково хорошо и зимой, и летом — это явное свидетельство скрытых возможностей. Гостей областной центр уже учится принимать на должном уровне — комфортный комплекс «Украина», расположенный в центре города, собирается со временем «потянуть» на четыре «звезды». Во всяком случае, замечаний о том, сколько пунктов в перечень услуг следует добавить, дабы достичь желаемой категории, здесь не боятся. Наоборот, в соответствующей нынче «трехзвездочному» стандарту «Украине» с уверенностью говорят, что со временем необходимое появится.

Однако это пока — один из малочисленных примеров: о том, что на туризме можно и нужно зарабатывать, в регионе догадываются очень немногие. И в этом плане выражение «Луцкая область» — не просто чья-то случайная оговорка, а показатель. Как и многие другие факты: жюри пятого регионального тура фестиваля туристических фильмов «Вітер мандрів» с удивлением отметило, что в этот раз принимавшую конкурс Волынь они, собственно, через представленные работы и не увидели. А в пухлом пакете презентованных губернатору области туристических проспектов, представляющих различные уголки державы, рекламы волынских достопримечательностей пока нет. Представители Национальной туристической организации сделали этот подарок с определенным намеком. Надежды, связанные с этим краем, однако, теплятся: одна из главных проблем Украины туристической — нехватка квалифицированных кадров, но на Волыни этот вопрос снят. Управление туризма при местной обладминистрации доказало свою готовность — ради того, чтобы Волынь перестала быть «Луцкой областью» — даже переубеждать чиновников, мыслящих категориями позапрошлого века.