Наш Край-Путешествуем по Украине

Мы ничего не продаем - мы предлагаем активный образ жизни!

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная События и Народы в истории Малороссия - Теории происхождения казачества

Малороссия - Теории происхождения казачества

Индекс материала
Малороссия
Историография
История Малороссии. Территория
Теории происхождения казачества
Казачество до Богдана Хмельницкого
Хмельниччина
Присоединение Малороссии к России
От смерти Богдана Хмельницкого до избрания в гетманы Мазепы (1657—1689)
Внутренний строй левобережной Малороссии в XVII веке
Гетманство Мазепы (1687—1708)
Время Скоропадского (1708—1722). Полуботок. Первая Малороссийская коллегия (1722—1727)
Даниил Апостол (1727—1734). Междугетманство (1734—1750). Граф К. Г. Разумовский (1750—1764)
Уничтожение гетманства. Управление графа П. А. Румянцева. Введение в Малороссии общерусских порядков
Правобережная Малороссия в XVIII веке
Список литературы
Все страницы

 

 

Теории происхождения казачества.

Вопрос о возникновении казачества далеко не выяснен в исторической литературе. В XVII веке он разрешался путем филологии. Находя сходство в созвучии слов козак и коза, поляки Пясецкий и Коховский объясняли, что казаками назывались те люди, которые на своих лошадях были быстры и легки, как козы. В XVIII веке таким же внешним филологическим путем, основываясь на созвучии в названиях, начинают видеть в казаках остатки или потомков различных народов. Грабянка, а за ним Ригельман производили казаков от хазар; Ян Потоцкий видел в казаках потомков тех косогов, которых великий князь Мстислав Владимирович поселил в XI веке в Черниговщине. По мнению Татищева, в Египте был город Черказ ( от него и казаки впоследствии у русских людей назывались черкасами), жители которого переселились на Кавказ и стали называться косогами. Из Кавказа выводил казаков и Петр Симоновский, сближая римское название Гиркании (область на Кавказе) с латинским словом hircus — козел. Польский историк Духинский и поэт Падурра создали в своей фантазии целый народ с именем казаков. Кроме филологических, были и другие попытки объяснить происхождение казаков. Польский историк Кромер и русский князь Щербатов видели в казаках остатки половцев, Вольтер в "Histoire de Charles XII" — остатки татар, Карамзин, Соловьев, Миллер, Самчевский, Броневский — потомков тюркского племени, жившего на юге России и известного под именем черных клобуков. Доказать реальную связь между казаками и этими народами невозможно: сведения о черных клобуках и половцах прекращаются с XIII века, известия же о казаках начинаются с XVI. Правильнее объяснять происхождение казачества условиями жизни того народа, из которого вышли казаки. Уже в XVI веке польский летописец Мартын Бельский, дядя которого был первым старшиной в казацком войске в начале XVI века, говорит, что казачество выделилось из народа благодаря умственному складу и характеру некоторых лиц. Взгляд Бельского разделял и французский инженер Боплан, около 20 лет пробывший на Украине и смотревший на казачество как на класс рыцарей, а также и украинский летописец Самоил Величко. Костомаров считает казаков за мещан, которые ходили сначала на юг на промыслы; условиями жизни они принуждены были вооружаться и вести военный образ жизни. Карпов и Тумасов связывают казачество с княжеской дружиной, профессор Н. П. Дашкевич — с Болоховской землей, профессор П. В. Голубовский — с "бродниками", которые еще в княжеские времена занимали степные места. В 1863 г., в "Архиве юго-западной России ", профессор В. Б. Антонович высказал мысль, от которой впоследствии, после резкой критики М. А. Максимовича, решительно отказался, о связи казачества с древнерусскими вечевыми общинами. Мнение Максимовича ("Сочинения", том I), к которому в последнее время примкнул и которое наиболее полно обосновал В. Б. Антонович в своей статье "Киев, его судьба и значение в XIV—XVI веках", сводится к следующему. В литовском государстве вся земля считалась собственностью правительства и была поделена на службы, по 200 десятин приблизительно в каждой. Службы эти раздавались всякому желающему под условием выставлять с каждой службы по одному вооруженному воину. Не исполнялось это условие — служба отбиралась. Одно лицо могло владеть несколькими службами. Вся территория Литовского княжества была поделена на земли и поветы. В каждом повете был замок, в котором сидел поветовый староста, соединявший в своих руках роль главного администратора, судьи и войскового начальника. На обязанности старост пограничных поветов лежала защита границ от нападений неприятеля. В конце XV века крымский хан Менгли-Гирей разорил Южную Украину. Остатки жителей, не перебитых или не захваченных в плен, убежали на север, в Волынь и Полесье. Обширное пространство земли в поветах Киевском, Переяславском, Каневском, Черкасском, Брацлавском и Винницком оставалось пустыней; не находилось людей, которые бы хотели брать там "службы". Пограничные старосты для защиты границ стали раздавать "службы" или сельским общинам, или отдельных лицам не шляхетского происхождения, с обязанностью нести военную службу: отсюда и возникло казачество. Первое упоминание о казаках встречается в конце XV века в хронике Бельского, который говорит, что в 1481 г., во время похода поляков против татар, проводниками поляков были казаки. В 1491 г. на Галицком Подолье произошло восстание селян против шляхты; Кромер и Бельский говорят, что во главе восставших был казацкий атаман Муха. В документах казаки упоминаются в первый раз в 1499 г., когда в "привилее", данном великим князем Александром городу Киеву, было определено, какое мыто мещане должны брать с казаков за рыбальский промысел. В новейшее время теорию, высказанную в 1863 г. В. Б. Антоновичем, снова выдвинул И. М. Каманин в труде своем "К вопросу о казачестве до Богдана Хмельницкого" (Киев, 1894). Казачество, по его мнению, — "исконное землевладельческое и земледельческое туземное южно-русское население, сознающее свою национальную особность и преданное своей вере, которое, признав сначала добровольно власть татар, а потом перейдя под владычество Литвы, при вторжении в его жизнь чуждых шляхетско-католических начал стало стремиться к обособлению, к выработке собственных форм; но вследствие отсутствия сильной центральной власти, соединенного польско-турецкого давления извне, постоянных смут внутри оно вынуждено было развиваться лишь в многосторонней, обессиливавшей его борьбе, которая и составляет отличительную черту казацкой истории". Мнение И. М. Каманина подверг критике М. К. Любавский в статье "Начальная история малорусского казачества" ("Журнал Министерства народного просвещения" 1895, VII). По мнению М. К. Любавского, "история малорусского казачества не представляет процесса, отличного от того, какой представляет история великорусского казачества. Как в Великороссии, так и в Малороссии казак является сначала отхожим промышленником, ищущим заработков на стороне, чаще всего на степном приволье. Это степное приволье притягивает к себе выходцев из разных местностей Руси, чаще всего из окраинных. Выходцы в видах самозащиты группируются в вооруженные товарищества вокруг отдельных вожаков — атаманов. С течением времени степи начинают колонизоваться этими выходцами, которые устраиваются в них на постоянное житье, сохраняя свою военную и общинную организацию. В степях появляются казацкие хутора, казацкие слободы, являются домовитые казаки, начинается земледелие. Так было и в бассейне Днепра, так и в бассейне Дона. Казаки — не остатки каких-то древнеславянских вольных общин на пограничье русской оседлости, а вооруженные артели промышленников, вытянутых из пределов этой оседлости пустотой степей. С пограничья шло в степь больше всего народа, но и внутренние области государства давали в казачестве известный процент Весьма вероятно, что самое слово "казак" зародилось в тюрко-татарской сфере и отсюда перешло и в генуэзские колонии, и на Русь для обозначения добычника, степного промышленника, человека, живущего отхожими промыслами. С течением времени оно стало прилагаться к тому разряду людей, которые в наших летописях и венгерских грамотах называются бродниками... Как казацкое землевладение не было исконным фактом, а развивалось с течением времени, так и казацкая автономия, казацкая политическая свобода не была исконным фактом, а развивалась с течением времени".