Наш Край-Путешествуем по Украине

Мы ничего не продаем - мы предлагаем активный образ жизни!

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная События и Народы в истории Малороссия - Время Скоропадского (1708—1722). Полуботок. Первая Малороссийская коллегия (1722—1727)

Малороссия - Время Скоропадского (1708—1722). Полуботок. Первая Малороссийская коллегия (1722—1727)

Индекс материала
Малороссия
Историография
История Малороссии. Территория
Теории происхождения казачества
Казачество до Богдана Хмельницкого
Хмельниччина
Присоединение Малороссии к России
От смерти Богдана Хмельницкого до избрания в гетманы Мазепы (1657—1689)
Внутренний строй левобережной Малороссии в XVII веке
Гетманство Мазепы (1687—1708)
Время Скоропадского (1708—1722). Полуботок. Первая Малороссийская коллегия (1722—1727)
Даниил Апостол (1727—1734). Междугетманство (1734—1750). Граф К. Г. Разумовский (1750—1764)
Уничтожение гетманства. Управление графа П. А. Румянцева. Введение в Малороссии общерусских порядков
Правобережная Малороссия в XVIII веке
Список литературы
Все страницы
Время Скоропадского (1708—1722). Полуботок. Первая Малороссийская коллегия (1722—1727). Приняв гетманство, Скоропадский обратился к царю с просьбой об утверждении всех прав, вольностей и порядков войсковых. Царь обещал содержать малороссийский народ ненарушимо по своей милости, а обстоятельные статьи дать после, так как во время похода это невозможно. Далее гетман просил, чтобы во время походов малороссийский наказный гетман действовал самостоятельно, а не находился под командой русских генералов. В этом ему было отказано. Обещано было, что воеводы не будут вмешиваться в малорусские дела. Русские гарнизоны, поставленные по городам во время войны, были оставлены только в некоторых городах Полтавского полка. По случаю разорения края казаки были уволены от службы на одно лето, хотя гетман просил их уволить на несколько лет. В январе 1710 г. царь дал гетману грамоту с подтверждением пунктов, на основании которых соединился с Россией Богдан Хмельницкий. Казалось, что Петр I думает оставить в Малороссии все по-старому; но вышло иначе. При гетмане был назначен состоять для наблюдения особый великорусский чиновник, Измайлов. Ему даны были две инструкции — явная и тайная. Первая обязывала Измайлова наблюдать, чтобы гетман самовольно никого из старшин не отставлял от должности; чтобы старшины избирались с общего совета и утверждались царем; чтобы в числе старшин не было поляков; чтобы местности были раздаваемы и отбираемы не иначе, как с согласия генеральных старшин и с разрешения государя. В тайных статьях Измайлову предписывалось наблюдать за поступками гетмана и старшины, проведывать тайно о доходах, которые получают гетман и старшина и доносить, кто из казаков наиболее расположен к царю и какого достоин уряда. Измайлов скоро был отозван, а вместо него для "совета о государевых делах" при гетмане определено было состоять двум лицам — стольнику Протасьеву и думному дьяку Виниусу. Положение Скоропадского как гетмана было вообще незавидное, тем более, что он постоянно дрожал за свое звание. Раньше великороссы не владели местностями в пределах Малороссии; теперь Меншиков получил всю Поченскую волость, причем ему вопреки закону и обычаю отданы были и местные казаки. Начались волнения: десять лет добивались поченские казаки своих прав, которые были, наконец, восстановлены. Получили от Скоропадского маетности в Малороссии и Головкин, Шафиров, Шереметев. После прутского похода в Малороссии явилось много выходцев из Сербии и Молдавии, которые, указывая на то, что они помогали России, требовали имений. Царь приказывал гетману удовлетворять их просьбы. Постои войска тяжело отражались на Малороссии как в экономическом, так и в нравственном отношениях. У Скоропадского было отнято право смещать и назначать новых полковников, пока на то не будут присланы указы. В первые годы ему удалось провести своих кандидатов, но они позволяли себе разные насилия над жителями, о чем Протасьев постоянно доносил царю. Петр поэтому не стеснялся назначать полковников по своему выбору, из иноземцев и людей посторонних. В 1715 г. царь ограничил власть малороссийских полковников, запретив им по своему выбору определять полковых старшин. За старостью и болезненностью гетмана вместо него к бумагам прикладывали печать канцеляристы, у которых хранилась и самая печать. Когда это дошло до сведения государя, он учредил при гетмане генеральную войсковую канцелярию (1720). Положение Малороссии и ее управления Протасьев рисовал в это время в самых мрачных красках: "...самые последние чиновники добывают себе богатство от налогов, грабежа и винной продажи; ежели кого определит гетман сотником, хотя из самых беднейших людей или слуг своих, то через один или два года явятся у оного двор, шинки, грунты, мельницы и всякие стада, и домовые пожитки". В 1720 г. была учреждена в Глухове судебная канцелярия. В 1722 г. повелено было для прекращения возникшего в малороссийских судах и войске беспорядка быть при гетмане бригадиру Вельяминову и шести штаб-офицерам из украинских гарнизонов. Вслед за тем состоялся указ об учреждении Малороссийской коллегии под председательством бригадира Вельяминова. После смерти Скоропадского (1722) управление Малороссией перешло временно в руки черниговского полковника Полуботка, который послал Петру, находившемуся в персидском походе, просьбу о разрешении выбрать нового гетмана; но Петр отвечал, что выбор отлагается впредь до возвращения его из похода. Когда прибыл в Глухов Вельяминов и открыл действия Малороссийской коллегии, начались пререкания между ним и Полуботком. О сборах в Малороссии Полуботок дал Вельяминову только самые общие сведения, утверждая, что о количестве их и о расходе в генеральной канцелярии ничего не известно. В то же время народ, много терпевший от своей старшины и ненавидевший ее, стал обращаться с жалобами в коллегию. В 1722 г. Стародубский полк бил челом государю, чтобы пожаловал им полковника "из великороссийских персон". Вследствие этого прошения Петр назначил в некоторые малорусские города комендантов, желая этим подготовить путь к перемене. В июле 1723 г. на новую просьбу Полуботка о разрешении выбрать гетмана последовал такой указ: "Как всем известно, что со времен первого гетмана Богдана Хмельницкого даже до Скоропадского, все гетманы явились изменниками, и какое бедствие терпело от того наше государство, особливо Малая Россия, как еще свежая память есть о Мазепе, то и надлежит приискать в гетманы верного и известного человека, о чем и имеем мы непрестанное старание; а пока оный найдется, для пользы вашего края, определено правительство, которому велено действовать по данной инструкции; и так до гетманского избрания не будет в делах остановки, почему о сем деле докучать не надлежит". Полуботок продолжал, однако, "докучать", посылая прошения о выборе гетмана будто бы от всего народа. Петр потребовал Полуботка в Петербург к ответу, а власть, принадлежавшую гетману, передал коллегии. Генеральная старшина должна была только исполнять распоряжения коллегии, как прежде исполняла распоряжения гетмана. Привилегии старшины и державцев относительно свободы их имений от налогов были уничтожены. Князь М. М. Голицын был назначен главным командиром над всеми нерегулярными войсками, в том числе и над малороссийскими казаками. Войсковая генеральная канцелярия потеряла свое значение. В том же 1723 г. казаки под начальством Голицына выступили в поход к Буцкому броду. Во время стоянки лагерем на реке Коломаке, главным образом при содействии миргородского полковника Апостола, были написаны челобитные об отмене сборов и об избрании гетмана и отосланы в Глухов, а оттуда в Петербург. Эти коломацкие челобитные рассердили Петра. А. И. Румянцев послан был расследовать, действительно ли народ участвовал в составлении челобитных. Румянцев привез отрицательный ответ, раскрыв целую сеть интриг Полуботка и других старшин. Полуботок с товарищами был заключен в Петропавловскую крепость, где и умер в 1724 г. При Екатерине I генеральным старшинам и миргородскому полковнику Апостолу велено было по суду вечно жить в Петербурге, "для того, чтобы народу малороссийскому впредь от них обид и разорения не было". Скоро, однако, они были отпущены в Малороссию. В 1726 г. Верховный тайный совет постановил собрать снова в Малороссии гетмана, сложить новые подати и брать только те, которые существовали при прежних гетманах; суды должны быть составлены из одних только малороссиян, с правом переносить дела в Малороссийскую коллегию. Постановление это не было приведено в исполнение, и во все продолжение царствования Екатерины I делами Малороссии управляла Малороссийская коллегия. За это время Вельяминову удалось составить приблизительный свод малорусских приходов и расходов (см. "Сборник Русского исторического общества", том 63, стр. 486). Оказалось, что в Малороссии с разных статей в прежнее время собиралось деньгами 72128 рублей 24 1/4 копейки, а не собиралось, по разным причинам, 42366 рублей 95 1/4 копейки. Всех денежных сборов, значит, числилось 114495 рублей 20 копеек.

 



 

Комментарии  

 
0 #1 tararam123 26.12.2010 17:48
Скажите, есть ли подтверждение того, что Бантыш-Каменского публиковали в "Киевской старине"?
Цитировать