Наш Край-Путешествуем по Украине

Мы ничего не продаем - мы предлагаем активный образ жизни!

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Ребет Лев

Предтеча украинской государственности

Лев РЕБЕТ: политик, ученый, публицист. И.Синдюков. Газета "День".

Ребет Лев

...Около 10 часов утра 12 октября 1957 года к месту своей работы (дом на Карлплатц, 8 в Мюнхене) быстрым шагом приближался среднего возраста человек с крупными волевыми чертами лица. Он, по-видимому, очень спешил, потому что не обратил внимания на то, что на ступеньках у входа в дом его ждал незнакомец, который держал в руках газетный сверток. В тот момент, когда спешивший человек проходил мимо этого незнакомого «господина», тот сделал какое-то странное, резкое движение, и его визави вдруг закачался и упал. Прибывшие на место события врачи и полицейские констатировали смерть «от паралича сердца» (а тот незаметный «господин», между прочим, мгновенно исчез...).

Умершим (точнее, погибшим) оказался 45-летний Лев Ребет, один из наиболее известных политических лидеров украинского национального движения 40—50-х годов, профессор Украинского Вольного Университета (Мюнхен) редактор еженедельника «Український самостійник», председатель Политического Совета ОУН (заграничного), признанный журналист, политолог, историософ. Только впоследствии выяснилось, что он был коварно убит выстрелом из пистолета, заряженного специальной ампулой с цианистым калием и завернутого в газету. В момент встречи убийца — проверенный агент советских спецслужб Богдан Сташинский, он же Йозеф Леман, он же Зигфрид Дрегер — направил пистолет просто в лицо жертвы и нажал на спусковую пружину. Почти через два года, 15 октября 1959 года, там же, в Мюнхене, тем же способом (в обоих случаях Сташинский тщательно следил за передвижением тех, на кого было направлено покушение) был убит Степан Бандера...

Уже несколько позже, на суде, Сташинский объяснял свое решение расправиться с Ребетом тем, что, как он узнал, перед ним был «теоретический председатель (т.е. ведущий теоретик) украинцев в экзиле», потому что Ребет «прорабатывал для своих газет («Современная Украина», «Время», «Украинская трибуна») не столько хроники событий дня, сколько, в первую очередь, идеологические вопросы ». Здесь и кроется объяснение того, почему советские спецслужбы в конечном счете прибегли к физическому устранению профессора Ребета. Ответ находим как в биографии нашего героя, так и в идеях, которые он развивал и пропагандировал. Начнем с биографии.

Лев Ребет был сыном почтового должностного лица, родился в 1912 году в городе Стрый на Львовщине. С детских лет отличался глубокой религиозностью и преданностью украинской национальной идее. Участвовал в юношеском движении пластунов, уже в 15 лет, учась в украинской гимназии Стрыя, стал членом Украинской Военной Организации (УВО), впоследствии — членом ОУН. Позже, вспоминая те годы, Ребет писал, очевидно, относя эти слова к самому себе: «Главной базой ОУН была молодежь, в первую очередь, студенческая. Эта молодежь выросла уже в традиции украинской государственности, она помнила существование, пусть и кратковременное, самостоятельного государства, она собственными глазами видела украинское войско , — одним словом, уже раз пережила то положение украинского государства, за которое собиралась бороться. Государственная независимость не была для нее несбыточной фантазией; молодежь эту самостоятельность уже видела, и она перед ее воображением стояла реально — нужно было только обрести ее».

Именно этой цели посвятил свою жизнь Лев Ребет, человек, который, подобно тысячам своих ровесников — участников национального движения, еще с детства ощущал « голод чина », хотел активных действий, а не только красивых, но абстрактных слов о воле. Практически с момента учреждения Организации Украинских Националистов (1929 г.) юный Лев вступает в ее ряды. Именно принадлежность к ОУН инкриминировала Ребету польская оккупационная власть и именно за это он был ею арестован. Организационная способность и преданность общему делу были должным образом оценены руководством украинских националистов: с 1934 по 1938 год он — проводник Краевой Экзекутивы ОУН в Западной Украине. Характерно, что после раскола ОУН (1940 г.). Ребет поддерживает Степана Бандеру, а не Андрея Мельника.

Когда 30 июня 1941 года во Львове было объявлено о восстановлении независимого украинского государства, Лев Ребет назначается заместителем Председателя Украинского государственного правления (его возглавлял Ярослав Стецько), а после ареста последнего некоторое время выполнял функции Премьера правления. Потом — арест гестапо, которое выследило его, и заключение в Освенциме вплоть до осени 1944 года. В 1945—1948 годах Ребет был главным судьей Заграничных частей ОУН (в это время он переезжает в Мюнхен), с 1948 года — становится вместе с Николаем Лебедем, Иваном Бутковским и Мирославом Прокопом одним из руководителей Политического Совета ОУН (заграничной), а вскоре — ее головой. Последние годы жизни (с 1954 по 1957 годы) Ребет был профессором Украинского Вольного Университета.

Сейчас мы поговорим не о Ребете — политическом деятеле (это, в частности, его непростые отношения со Степаном Бандерой — самостоятельная большая тема), а о его трудах по теории и истории украинской нации, например, такие, как «Теория нации» (1955), «Формирование украинской нации» (1951—1957), «Свет и тени ОУН» (книга историко-мемуарного плана, 1955—1956). Потому что изложенные Ребетом идеи и сейчас, через 50 лет, почти ни в чем не устарели и заслуживают надлежащего внимания нашей общественности. Задание, которое ставил перед собой автор во всех этих работах, одновременно и простое, и невероятно сложное: выяснить, что такое нация вообще (как феномен), а далее — что такое украинская нация, каким является исторический процесс ее формирования и развития, каковы ее перспективы.

Вот ключевой для Ребета тезис из работы «Теория нации»: «Взаимоотношения между внешними и внутренними видами национальной жизни определяются круговоротом между бытием, породившим идею, и идеей, творящей бытие. Человек рождается и живет в системе этих отношений одинаково по естественному принуждению (рождается в своей среде) и по собственному выбору (формирует в нем свою индивидуальность и осуществляет свои амбиции). Ибо нация как сообщество оказывает наиболее интенсивное влияние, и человек принадлежит ей всем своим естеством и всеми сторонами своей жизни». И далее, развивая мысль: « По этой причине нации — это прочные формы человеческой жизни, и исторически сложившаяся социальная и социально-психологическая структура каждой нации имеет непосредственное отношение к структуре государства, в которой отражается ее характер. Ибо государства существуют в основе своей как национальные государства, а государство и нация связаны между собой так, как связаны форма и содержание ».

Вопрос, волновавший Ребета-публициста: как, через какие этапы и благодаря чему происходило формирование украинской нации, каковы хронологические рамки этого процесса? Исследуя сложные исторические коллизии времен Хмельнитчины, он приходит к выводу (разумеется, далеко не все разделяют эту точку зрения), что «украинский народ в эпоху Хмельницкого еще не оформился в модерную нацию. И сам Хмельницкий — в конце концов, как шляхтич, полностью в плену шляхетского мировоззрения, и казацкая старшина, которая также происходила преимущественно из старых казацких или шляхетских родов, — вопреки «стихии» имели тенденцию строить государство на им самим понятных сословных принципах. Так что естественно, что привилегии и основа сословного строя были одним из главных требований казаков во всех антипольских восстаниях». А это, делает вывод Ребет, как раз является бесспорным признаком отсутствия современной нации, это — свидетельство архаичного подхода к созданию государства, который давно себя исчерпал.

Каким же видел исследователь будущее независимое украинское государство (а в том, что оно возникнет, у Ребета никогда не было никаких сомнений!)? В первую очередь, как государство демократическое; именно поэтому он однозначно отверг лозунг «Украина для украинцев» (об этом, кстати, весьма критически отозвались представители Степана Бандеры). Ведь, считал Ребет, «украинский народ, будучи в Восточной Европе народом со старейшей земледельческой культурой, имеет данные быть также глашатаем передовых идей человечества на тех просторах. Украина может и должна стать образцом политической культуры для всего окружения и вместо тирании, которую столетиями на Востоке представляла русская — белая и красная — империя, показать образец модерного демократического государства, где свобода и достоинство человека не пустой звук».

Очевидно, такие идеи советские «органы» расценили как слишком опасные в перспективе для «Союза нерушимого». Именно поэтому был отдан приказ убить Ребета (конкретные факты, вероятно, еще скрыты в архивах). Уничтожили же только выдающегося политика и ученого (кстати, доктора права), но отнюдь не его идеи. Сейчас мы являемся свидетелями национального демократического возрождения, которое было бы невозможным без таких людей, как Лев Ребет.