Наш Край-Путешествуем по Украине

Мы ничего не продаем - мы предлагаем активный образ жизни!

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Аскольд и Дир

Аскольд (Оскольд, Скальд) и Дир — два дружинника Рюрика, о которых упоминается в истории начала русского государства. Предание говорит, что у Рюрика было двое "мужей", А. и Д., не родных ему, которые выпросились у него идти к Царю-граду с родом своим (есть известия, что А. и Д. оставили Рюрика по неудовольствию, так как он, размежевывая своим "мужам" земли веревкой на волости, или "верви", обделил А. и Д., которые в обиде ушли). Завидев на Днепре городок Киев, плативший дань хазарам, А. и Д. остались в нем, собрав около себя много варягов, и начали владеть землею полян. Надо полагать, что Киев в то время был притоном варягов и всяких искателей приключений, чем впоследствии были Тмуторокань и Берлад. По некоторым известиям сюда, в Киев, перебежало из Новгорода много людей, недовольных Рюриком. А. и Д. стали вождями довольно многочисленной шайки, и поляне должны были им подчиниться. А. и Д. воевали со степными варварами, с соседними славянскими племенами — древлянами и угличами, и с дунайскими болгарами. Имея в своем распоряжении немалое число ратных людей, А. и Д. с дружиной предприняли поход на Византию. Заветная мысль варяга исполнилась, и Русь оказалась у стен Царьграда, приплыв на 200 парусных ладьях в 866 г. Здесь Русь нажила себе славное имя, впервые отмеченное в Византийских хронографах. Аскольдов поход не удался, по греческим свидетельствам, вследствие чудесного заступничества Богородицы: поднявшаяся буря разбила русские ладьи, и остатки дружины возвратились со своими князьями назад в Киев. Византийцы вслед за этим передают о принятии христианства некоторыми русскими, о посылке к ним из Царьграда епископа. Таким образом, этот поход доставил в Киев первые семена христианства: так уже рано обнаружилось значение Киева в нашей истории вследствие столкновения Руси с Византией. В 869 г. † Рюрик, оставив малолетнего Игоря, передал княжение Олегу, как старшему в роде. Олег, продолжая стремление Рюрика к сосредоточию власти, двинулся на Ю. с войском, составленным из всех подвластных ему племен — чуди, славян (ильменских), мери, веси и кривичей. Закрепив за собою Смоленск и Любеч, Олег прибыл в Киев, где княжили А. и Д. Здесь, рассказывает предание, Олег велел скрыть лодки, на которых приплыл, а в них спрятал дружину свою и послал сказать А. и Д., что земляки их — купцы, идущие в Грецию, хотят повидаться с ними. А. и Д. пришли, но тотчас же были окружены скрытыми ратниками Олега, который будто бы сказал им: "Вы не князья, ни роду княжеского" и, указывая на младенца Игоря, прибавил: "вот сын Рюриков". А. и Д. были убиты и погребены на горе на берегу Днепра на холме, уступами спускающемся к реке и увенчанном храмом св. Николая. Место это называется Аскольдовой могилой. Относительно эпизода об А. и Д. некоторые писатели русской истории высказывают сомнения, как, напр., Байер, Татищев и др. Д. Иловайский в своих "Разысканиях о начале Руси" (Москва, 1882 г.) полагает, что А. и Д. — продукт народной фантазии. Основывается Д. Иловайский на том обстоятельстве, что византийцы, описывая поход Руси, нигде не упоминают о предводителях его; они рассказывают об обращении этих руссов, об их посольстве в Рим и Константинополь по вопросу о вере, о чуде с Евангелием, причем говорят постоянно об одном князе, а не о двух. Наши летописцы, говорит Д. Иловайский, рассказ о нападении на Константинополь в 866 г. целиком взяли из византийских хронографов, но присоединили к нему имена А. и Д. Очень может быть, что названия каких-либо киевских урочищ вроде "Аскольдова могила" и "Дирова могила" могли послужить основанием к сказанию об этих двух витязях, подобно тому, как название Киев, Хоревщина и Щековина послужили основою для легенды о трех братьях, когда-то княживших у полян. То обстоятельство, что на могиле А. поставлена церковь, а Дирова могила, как свидетельствует летописец, находилась за церковью св. Ирины, указывает, что А. и Д. были христиане. Шлёцер ("Oskold und Dir" и "Нестор", в переводе Языкова, т. II, 15) опровергает мнение предшествовавших ему писателей. Морошкин считал А. и Д. хазарскими воеводами. Ф.А.Брокгауз, И.А.Ефрон. Энциклопедический Словарь.